URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:27 

Дороже всех титулов — доброе сердце. Теннисон
После трех дней пребывания у нас мистера Холмса Джону пришлось уехать к пациенту. Признаться, я опасалась, что за время его отсутствия может что-то случиться, но после бурной активности предыдущих дней мистер Холмс впал в апатию, и, кажется, бояться было нечего. В конце концов, помаявшись несколько часов, я приказала Мери-Джейн приготовить бульон и вместе с ней поднялась наверх. Постучав для приличия в двери отведенной ему комнаты, я открыла, и Мери-Джейн поставила поднос на стол.
- Мистер Холмс? - тихо позвала я. Он не спал, но я, тем не менее, очень боялась как-то потревожить его. - Мне кажется, вам стоит поесть.

22:01 

Дороже всех титулов — доброе сердце. Теннисон
Телеграмма от Джона вызвала во мне сильную тревогу, ибо я действительно помнила случай, о котором он рассказывал, но я прекрасно понимала, что они с "гостем" могут появиться очень скоро, и глупо с моей стороны тратить драгоценное время на собственные эмоции и попытки понять, что происходит: как бы там ни было, скоро я все узнаю. Не позволяя неприятным предчувствиям захватить себя, я сконцентрировала все свое внимание на исполнении просьбы Джона, и, в кои-то веки, даже Мери-Джейн умудрилась исполнить все, что ей было велено, в точности.
Комната была готова; буквально через несколько минут внизу послышался шум, и я поспешила в холл.
запись создана: 12.07.2011 в 23:24

02:45 

Дороже всех титулов — доброе сердце. Теннисон
С самого утра мне пришлось сделать несколько замечаний Мери-Джейн, но испортить мое настроение этому не удалось: закончив со своими делами, я поехала к портнихе, у которой мы с миссис Хадсон заказали платье. Сегодня мы договорились встретиться для первой примерки, и я была рада возможности повидаться с ней.
запись создана: 03.07.2011 в 22:14

22:26 

Дороже всех титулов — доброе сердце. Теннисон
От Холмса я вернулась в странном настроении. Глодавшая меня несколько дней беспомощная тоска отступила, сменившись странной задумчивостью – но, откровенно говоря, я едва ли могла проанализировать до конца собственные чувства и впечатления.
Как бы там ни было, мне стало легче, и мне…
Мне хотелось видеть Джона.
Минут пятнадцать я бесцельно слонялась по всему дому, кажется, основательно напугав Мери-Джейн, которая решила, что я проверяю состояние домашних дел. Судя по ее реакции, это действительно стоило делать, но сейчас мне было не до того. Вместо этого я, поднявшись в свою комнату, взяла первую попавшуюся под руку книгу и спустилась в гостиную внизу, устроившись в кресле поудобнее и впервые за эти дни не испытывая желания закрыться у себя.
запись создана: 01.07.2011 в 09:47

14:55 

28 июня, день

Дороже всех титулов — доброе сердце. Теннисон
С утра Джон принимал пациентов, и я, позволив себе поспать чуть подольше обычного, устроилась в своей комнате с книгой. Никаких особых дел на сегодня запланировано не было, с текущими домашними заботами Мери-Джейн прекрасно справлялась и без меня, и я была рада заполучить несколько часов свободного времени, лениво размышляя о том, не пойти ли чуть позже на прогулку.
После полудня Джон отправился объезжать пациентов, и, мимолетно попрощавшись с ним, я перебралась в гостиную на первом этаже, но вникнуть в новую книгу не успела: буквально через полчаса в двери постучали. Стараясь не выказывать любопытства, я краем уха слушала, как Мери-Джейн, открыв двери, обменялась с посетителем несколькими неразборчивыми репликами и через несколько секунд появилась на пороге гостиной.
- Миссис Уотсон, это мистер Холмс, - сказала она, и я, отложив книгу, невольно поднялась на ноги.
- Веди его сюда, - приказала я.
Неужели что-то стряслось? Плохо, что Джона нет на месте, и мистеру Холмсу придется ждать, если это так - а что-то наверняка случилось, ведь, зная его - больше по рассказам Джона - я сомневалась, что это просто визит вежливости.

13:43 

25 июня, ближе к вечеру.

Дороже всех титулов — доброе сердце. Теннисон
Вчера от миссис Хадсон я вернулась в приподнятом расположении духа, и остаток вечера и сегодняшнее утро провела в приятной компании томика Диккенса. Иногда совершенно необходимо было остаться в полном одиночестве и уделить время себе исключительно, но после полудня я поймала себя на том, что все чаще нетерпеливо поглядываю на часы в ожидании возвращения мужа. Надеюсь, у них там ничего не стряслось: если верить запискам Джона, мистер Холмс иногда отличается удивительной небрежностью в отношении безопасности!..
Наконец, уже ближе к ланчу, раздался стук. Я позволила Мери-Джейн открыть, но степенно сидеть в гостиной было выше моих сил, и я вышла в холл вслед за ней.
- Джон, милый. Ну как все прошло? Надеюсь, все в порядке? - улыбнулась я.

00:12 

Дороже всех титулов — доброе сердце. Теннисон
Ужин был уже накрыт, и я сидела, чуть барабаня пальцами по столу, в ожидании, пока спустится Джон. Грешно было бы упрекать его в невежливости, кажется, у него выдался не лучший день: вернувшись от мистера Холмса, он выглядел подавленным и отвечать на мои расспросы отказался. После этого поговорить нам также не удалось: у Джона был пациент, весьма импозантный джентльмен, прием которого занял достаточно много времени и, кажется, совсем измотал Джона. Пожалуй, сейчас он больше всего нуждался в тихом вечере, давшем бы ему возможность отвлечься от своих дел и душевных расстройств, и я даже мысли не могла допустить о том, чтобы обижаться на него за это небольшое опоздание или подгонять, заставляя чувствовать себя виноватым.
запись создана: 21.06.2011 в 23:44

02:49 

Дороже всех титулов — доброе сердце. Теннисон
Когда смотришь на цветы, вдыхаешь их аромат, кажется, будто это – чудо, которое способна создать лишь сама природа.
Я достоверно знаю, сколько в этом чуде – человеческого труда, и что доля его все возрастает. Люди учатся творить божественное своими руками. Разрастающиеся города, все более изумительные механизмы, способные выполнять необычайно сложные работы…
Розы.
Кто-то смотрит на них и думает лишь о красоте и запахе.
Я смотрю – и более-менее достоверно знаю, с какими сортами скрещивали Rosa arvensis, чтобы гости могли восхищаться моим садом. Я вижу эту проделанную работу, более того – перед моими глазами, бывает, разворачивается будущее, то, что можно усовершенствовать, что можно сделать еще…
Пожалуй, ботаника, селекция – не те занятия, какими можно впечатлить заглянувшую соседку. Она может показать вышивку: вот он, результат ее работы, прекрасное творение поздних вечеров и бессонных ночей…
Мне, пожалуй, нечего показать – потому что те, кто не разбираются, просто не увидят.
Но, занимаясь своим делом, я ощущаю свою причастность к чуду творения, сравнимое, быть может, лишь с рождением ребенка – и едва ли когда я чувствую большую радость, чем когда понимаю, что долгий кропотливый труд все же дал свой результат – пусть и заметный зачастую лишь мне самой.

Вопрос: Да?
1. да. 
12  (100%)
Всего: 12
URL
11:01 

Дороже всех титулов — доброе сердце. Теннисон
В моей жизни не так уж много поступков, о которых я действительно сожалею.
Совершая ошибку, я предпочитаю вынести из нее урок, запомнив его накрепко – и выбросить из головы сам поступок. Я склонна тяжело переживать собственные промахи, даже самые незначительные из них, и, если бы не возможность просто забывать небрежности и нетактичности, которые я, увы, допускаю так же часто, как и другие люди, постоянное чувство вины сделало бы мою жизнь невыносимой.
Пожалуй, я бы могла сказать, что жалею о том, что попала на работу к мистеру Уилсону – но, не будь этого отвратительного эпизода, мой характер был бы иным.
Пожалуй, сейчас я должна бы сказать, что жалею о том, что вышла замуж за Джона – но это тоже было бы совсем неправдой, ибо настоящих сожалений по этому поводу я не испытывала.
Если какой мой поступок и отзывался иногда в моей памяти как бессмысленная глупость, так это – первая влюбленность. Это не то, о чем принято говорить, о чем девушка может рассказать – хотя все прекрасно понимают, что почти невозможно дождаться замужества, ни разу не испытав этого чувства к другому человеку, который по каким-то причинам не смог стать…
Я была совсем юна, влюблена, наивна, а еще полна решимости доказать, что я многого могу добиться сама. Он действительно оказывал мне знаки внимания, я была полна надежд – и открыла свои чувства – только для того, чтобы стать предметом насмешек от человека, которому даже не хватило благородства – промолчать и удержать тайну.
Благословенна будь вежливость, вечная стена вежливости, так любимая нашим обществом, вежливости, не дающей ни единого мгновения побыть самой собой – и позволяющей скрыть самое сердце, когда оно болит…
Глупые юные девушки. Из этих ошибок невозможно вынести урок – просто потому, что каждый раз, когда сердца вновь касается любовь, кажется, что в этот раз – все по-другому, что ошибки прошлого не имеют больше власти, что любовь – каждый раз – и навек, а любимый человек просто не способен предать или оказаться хуже, чем ты его видишь…
Мне двадцать семь. Вспоминая о той, первой влюбленности, я жалею о том, что открылась тогда… но осуждать себя все еще не могу.

Вопрос: Бывает?
1. да 
14  (100%)
Всего: 14
URL
01:14 

Дороже всех титулов — доброе сердце. Теннисон
За те полтора дня (неужели так мало?), минувших со времени произошедшего безумного объяснения, я не раз чувствовала и отчаяние, и граничащее с апатией равнодушие усталости, но, пожалуй, болезненнее всего бывало осознание того, что я не в силах что-либо изменить. Практически всю свою жизнь полагавшаяся лишь на себя, я оказалась жертвой обстоятельств, бессильной перед их властью, и раз за разом это возвращало меня к воспоминаниям едва ли не десятилетней давности, когда я впервые в полной мере попала под власть этого гнетущего чувства, во многом повлиявшего на мои дальнейшие взаимоотношения с окружающим миром.
Мистер Холмс тогда спросил меня о моих предыдущих местах работы – и я не захотела отвечать. Ибо история эта более чем типична.
Мне не исполнилось и двадцати, когда я оказалась на службе у мистера Уилсона, ставшего моим первым работодателем. Он был достаточно молод, его жена, пожалуй, была в том возрасте, как я сейчас, и у них была семилетняя дочь, к которой я и была приставлена. Как для человека, не имеющего должного опыта, я получала неплохие деньги, и, в общем, считала, что мне очень повезло – до тех пор, пока мистер Уилсон не стал оказывать мне нежелательные знаки внимания. Конечно же, я игнорировала их, надеясь, что м-р Уилсон поймет мою незаинтересованность. Говорить об этом прямо было неловко. Я боялась, что в случае прямого отказа потеряю выгодное место, хотя с каждым днем мне становилось все сложнее смотреть в глаза миссис Уилсон – будто это я была виновата!.. Теперь, возвращаясь к этому мысленно, я понимаю, что должна была пресечь его попытки жестче. Возможно, мое желание делать вид, что ничего не происходил, было расценено, как непонимание его намеков… как бы там ни было, дело закончилось омерзительной сценой. М-р Уилсон хватал меня за руки, пытался поцеловать; как и многие мужчины, почему-то он был уверен в собственной неотразимости и не понимал, что мое «нет» действительно означает отказ, а не ханжескую попытку соблюсти пристойности.
Я до сих пор не хочу думать, что бы случилось, если бы в комнату не вошла несчастная миссис Уилсон. На мое счастье, она поняла все правильно, и меньше чем через неделю я ушла, получив от нее прекрасные рекомендации.
Тогда же весь вечер я проплакала и несколько ночей после не могла по-настоящему уснуть. Я нигде не чувствовала себя в безопасности. На улице, в собственной комнате… нет, я по-настоящему не боялась повторения такого. Я просто знала как непреложную истину: это может случиться. Это – и еще множество вещей, перед которыми я окажусь совершенно бессильной.
Не сам этот инцидент внушал мне страх и отвращение, но то, что он значил: болезненное, мучительное осознание собственной беспомощности и бессилия, никчемности. Потому, что я молода. Потому, что женщина. Потому, что привлекательна. Потому, что не богата, а родителей моих нет рядом. Потому, в конце концов, что все мы – лишь игрушки в руках Господа.
Тогда – и теперь – я слишком четко, быть может, понимала пределы собственных, весьма скудных возможностей. Единственное, что я могу – не ждать покорно своей участи, делать хоть что-то, каким бы глупым и бессмысленным это ни казалось.
Быть может, именно поэтому несколько раз уже в мою голову приходила мысль нанести ответный визит мистеру Холмсу. Я не знаю, чего добьюсь этим, не знаю даже того, чего хочу добиться, лишь точно уверена, что сидеть, сложа руки, и ждать, пока все решат за меня – худшая из мук.

Вопрос: Понимаете?
1. да. 
19  (100%)
Всего: 19
URL
01:14 

22 июня 1889 г.. Воспоминания.

Дороже всех титулов — доброе сердце. Теннисон
Джон потом наверняка напишет, что эта была любовь с первого взгляда. Как любой хороший литератор, не лишенный при этом романтичности, он представит это молнией, проскочившей между нами, мгновенным ударом, и, конечно же, сам будет искренне верить в это… не знаю, из меня вряд ли получится бы хороший писатель: я чувствительна, но едва ли найду подходящие слова, чтобы передать это. Но зато, зная, что мои записки никогда не увидят свет, я могу быть честной, оглядываясь в прошлое.
Я никогда не верила в любовь с первого взгляда. Откровенно говоря, у меня просто были дела поважнее. Нет, конечно, как и любая девушка, я мечтала встретить свою любовь, взглянуть на кого-то и понять, что вот это – он, и чтобы в его глазах проскочила ответная искра… в сказках после этого принц обычно спасает принцессу из какой-нибудь темной страшной башни, или сражает дракона, и все живут долго и счастливо.
Потеряв родителей в раннем возрасте, я слишком хорошо знала, что из меня не выйдет хорошей принцессы: я совершенно не умела сидеть в башнях в ожидании помощи, мне все приходилось делать самой. Сначала учеба, потом обязанности гувернантки… не до принцев. Лучше многих других я знала, что взгляд-удар, взгляд-молния не приводит ни к чему – я слишком бедна для принцессы.
С Джоном и не было ничего такого, хотя, конечно же, я этого ему никогда не скажу. В первую нашу встречу я была слишком увлечена своим делом, необходимостью найти ответ на загадку – нет, конечно, я сразу поняла, что Джон очень милый, но…
Пусть пишет, что ему захочется, я не против. Ведь главное – результат.
Иногда, говорят, что чем дольше идешь к любви – тем крепче она потом.
Что ж, я, пожалуй, могу согласиться.

Вопрос: Понравилось?
1. Да 
17  (100%)
Всего: 17
21:53 

21 июня 1889 г.

Дороже всех титулов — доброе сердце. Теннисон
Последние несколько месяцев выдались крайне хлопотными, но хлопоты эти были в вышей степени приятными. Практика, которую мой милый Джон купил у доктора Фаркера, была не в лучшем состоянии, наведение порядка в делах занимало львиную долю его времени. Но, признаться, мне бы очень не хотелось, чтобы он оставлял свои занятия литературой, и я рада, что сейчас у него находится свободное время для того, чтобы вернуться к этому занятию. Думаю, тетрадь, которую я ему подарила, будет служить достаточно красноречивым напоминанием того, что мне бы тоже очень хотелось прочесть продолжение его историй.
Сама я также все больше занималась домашними заботами. Признаться, часть из них была мне непривычна, ведь жить в собственном доме и вести хозяйство, будучи замужней женщиной – совсем иная вещь, нежели было в те времена, когда я отвечала лишь за себя. Впрочем, я бы погрешила против истины, если бы сказала, что мне не нравится сложившееся положение вещей, и лишь теперь, когда быт начал налаживаться, я поняла, как мне не хватало этого свободного времени – в том числе и для того, чтобы продолжить ведение своего дневника. Когда-то эта привычка скрашивала мое одиночество, теперь же, пожалуй, вполне может стать летописью счастливых времен.
Кажется, у Джона сегодня появилась возможность вернуться к своим запискам. Мне кажется, он тревожится из-за мистера Холмса, хоть и старается этого не показывать. Неужели он действительно верит, что я могу не заметить?.. Мне очень не хотелось бы становиться причиной разногласий между ними, хотя, кажется, мистер Холмс и не одобряет наш брак. Я очень надеюсь, что дело не в этом, и их отношения не ухудшатся с переездом Джона. По всей видимости, иногда мистер Холмс склонен проявлять некоторую нечуткость по отношению к Джону. Как бы там ни было, кажется, он собирается навестить его на днях, и это может быть поводом поговорить с Джоном об этом. Рано или поздно ему понадобиться кто-то, кому он смог бы довериться – если бы только не его нежелание огорчать меня… кажется, он до сих пор пребывает в плену иллюзий, согласно с которыми женщины – исключительно хрупкие создания, которых можно обидеть любым неосторожным словом. Что ж, быть может, в какой-то мере это действительно так – но только не тогда, когда женщина любит и искренне желает помочь.

Вопрос: Понравилось?
1. Да 
19  (100%)
Всего: 19
00:48 

Голосование

Дороже всех титулов — доброе сердце. Теннисон

Вопрос: Понравилось?
1. Дизайн 
23  (40.35%)
2. Профиль 
17  (29.82%)
3. Аватары 
17  (29.82%)
Всего: 57
Всего проголосовало: 24
00:42 

О профессии

Дороже всех титулов — доброе сердце. Теннисон
Обязанности гувернантки включают в себя немногое. Самую малость. Единственное, можно сказать: быть безупречной.
Родителям, занятым своими делами, не нужен учитель для их девочек, да и воспитатель в полном смысле слова тоже не нужен. Им нужно лишь одно: чтобы их дочь находилась под присмотром человека, которому они могут полностью доверять. Который не допустит ни единой погрешности. Который всегда будет образцом, примером для подражания и, пока они сами предаются великосветским развлечениям, положенным им по статусу, покажет их дочери, что есть благовоспитанность, вежливость, умение держать себя в руках – все те качества, которые понадобятся девушке… по крайней мере, до тех пор, пока она не выйдет замуж за богатого сынка подающего надежды служащего какой-нибудь канцелярией и не сможет позволить себе перестать быть идеальной невестой, став зачастую отвратительной женой.
Быть безупречной означает всегда держать спину прямо – и в прямом, и в переносном смысле. Улыбаться, что бы ни случилось, и с терпеливой вежливостью отвечать на все, иногда не слишком приятные, реплики, которые некоторые гости дома позволяют по отношению к девушке, находящейся ниже на социальной лестнице.
Быть безупречной – это всегда чистые манжеты, опрятное платье (и не имеет значение, есть ли у тебя деньги на обновку), начищенные туфли, прическа волосок к волоску и цветущий вид (не имеет значения, что полночи просидела с книгой, потому что иного времени на себя просто не бывает).
Быть безупречной – значит быть лучшей из худших. Самой правильной, самой привлекательной, самой нравственной из тех, к кому многие все равно будут относиться с пренебрежением. Вежливость и чопорность – единственное оружие таких, как я была.
Быть безупречной – значит быть самой несвободной из всех вольных людей.
Какая гувернантка не мечтает сбежать, удачно выйти замуж, стать хозяйкой собственного дома? Расслабиться хоть ненадолго, позволить себе распущенные завязки с утра, вызывать другую девушку, чтобы не возиться самой с волосами, перечесывая их несколько раз только потому, что выбилась прядь на затылке… какая из них не мечтает стать хозяйкой?
Плохо только, что мало из них понимают настоящую суть вещей (да и я, откровенно говоря, не понимала ее раньше): если человек, за которого ты выходишь замуж, действительно имеет для тебя значение, если ты любишь его… ты станешь рабой уже самой себя. Никто не будет требовать от тебя быть идеальной, прекрасной, незаменимой, никто – но до зудящего отчаяния ты сама будешь хотеть этого, и работодатели, и общественная мораль покажутся тебе лишь жалкими тенями по сравнению с тиранией собственного сердца и желаний, требующих, чтобы для своего любимого ты всегда была – самой лучшей.
Что и говорить, иногда охота куда пуще неволи.

Вопрос: Правда ведь?
1. конечно. 
15  (100%)
Всего: 15
URL
00:08 

Письмо

Дороже всех титулов — доброе сердце. Теннисон
Дорогая миссис Хадсон!

Прошу любезно простить меня за задержку с ответом - к сожалению, наш быт еще не до конца обустроен, и слуги не обучены, потому мне приходится много времени уделять этим хлопотам, и не всегда выдается свободная минутка, чтобы сесть и обстоятельно разобрать корреспонденцию, надлежащим образом ответив на все письма.
Вынуждена признаться, что вы правы: из-за ранней смерти матери я, увы, не смогла вовремя приобрести всех знаний, необходимых хорошей хозяйке, да и дальнейшая моя работа в качестве гувернантки научила меня многому, но отнюдь не приготовлению вкусной еды. Буду рада воспользоваться вашими рекомендациями на практике.
Мне было бы очень приятно и важно знать, что в случае необходимости я смогу обратиться к вам за советом и, если вы сами посчитаете нужным поделиться со мной чем-то из известных вам особенностей и привычек моего дорогого супруга, я буду крайне признательна вам.

Искренне ваша, миссис Уотсон.


Миссис Уотсон. Я поставила подпись и долго разглядывала ее: непривычно. Не раз и не два за прошедшее со свадьбы время письма приходилось переписывать набело, потому что в конце я сбивалась на привычное Мор... и зачеркивала его со странным чувством гордости и непонимания, недоумения одновременно: неужели действительно - миссис Уотсон?..

P. S. буду рада, если вы сочтете возможным обращаться ко мне просто "Мэри".

Я еще раз перечитала последний абзац и пожала плечами: конечно, все дело было в том, что мне действительно крайне хотелось узнать, как выглядела жизнь Джона там, на Бейкер-стрит, но вряд ли это стоило спрашивать у него самого.
Остается надеяться, что миссис Хадсон поймет все правильно.
Вздохнув, я принялась запечатывать конверт.

Вопрос: Отправить?
1. да 
16  (100%)
Всего: 16
URL

Дневник Мэри Морстен

главная